клещевой лайм боррелиоз


видео

 

екатеринбург - (343) 385-000-7

23.08.2012 01:43

О снежном походе, падающих звездах и исполнении желаний

Дмитрий и Ольга Чурсины

походно-романтическая история в  стихах и прозе

Почему-то так устроена человеческая память, что светлые, счастливые и беззаботные дни мы запоминаем гораздо хуже, чем дни, наполненные досадными неприятностями и недоразумениями, доставляющие нам массу мелких, а иногда и не очень мелких проблем. Хотя последних, если посмотреть объективно, все же гораздо меньше, нежели первых.

Так водитель, регулярно пять раз в неделю благополучно проезжающий по маршруту  дом-работа и обратно, не запоминает этих поездок, а запоминает тот единственный исключительный случай, когда он попал на этой дороге в аварию. Обыватель, тысячи раз покупавший хлеб N-ского хлебокомбината в булочной и бывший им вполне доволен, запоминает лишь единожды найденный им в булке небольшой железный болт, о который он чуть не сломал себе зуб.

И так во всем. В добрые светлопамятные студенческие годы в походы мы ходили часто – на Чертово городище, на Семь братьев, на озеро Песчаное… И все они были задорные, веселые и беззаботные. И не то, чтобы не происходило в этих походах совсем ничего непредвиденного и досадного. Было, было очень много разных недоразумений и веселых историй, но все как-то быстро решалось и благополучно заканчивалось, обогащая впечатления от вылазки то новой причиной для хорошего настроения, а то и доброй порцией здорового студенческого смеха. Однако сейчас, спустя годы, большей части этих  милых историй уже и не вспомнишь…

А вот этот поход я, наверное, запомню на всю жизнь. Так-то, если подумать, ничего особенного-то в нем, наверное, и не было, но так разительно отличалось ожидаемое от реального, такой стре сс испытал мой, прямо скажем, не шибко закаленный организм, что впечатления от этого похода я впитывал, без преувеличения, каждой клеточкой и каждой косточкой своего тела. Но самое главное, одна романтическая нотка в этом походе оставила о себе неизгладимый след, неизменно сопровождающий меня и по сию пору. Но обо всем по порядку.

Было это, как сейчас помню, где-то в середине октября приснопамятного 1993 года. Собрались мы сравнительно небольшой компанией – трое парней да пара девчонок – на Азов-гору. Осень в разгаре, леса переливаются всеми оттенками золота, местами блистая яркими рубиновыми всполохами. Благодать, да и только… Сходим, думаем, посидим у ночного костра, попоем песенки под гитару, полюбуемся осенними красотами родного Урала…

Как я уже писал, было нас пятеро. Коля – высокий, если не сказать долговязый парень, прячущий за забавной внешностью и нескончаемым запасом тонкого юмора незаурядный ум и широчайшую эрудицию. Еще один Коля. За патологическую тягу к природе, любовь к лесу, горам и турпоходам всех разновидностей, да еще, пожалуй, за некоторое внешнее сходство за ним крепко закрепилось прозвище Леший. Дабы не путаться в двух Колях, будем и мы в нашем рассказе придерживаться этого его почетного наименования. Входили в нашу компанию также милейшее миниатюрное создание по имени Оленька и статная красна девица Света. Ну и я, пишущий эти строки. :0)

И все было замечательно, пока за два дня до намеченной даты матушка природа не устроила нам сюрприз. ВЫПАЛ СНЕГ… И не просто легкая белесая «пупырчатая» сеточка, подобная разлитому скисшему молоку. Нет. Прошел недюжий снегопад и выпал настоящий снег. Убранный ворчащими дворниками в не очень аккуратные сугробы, он странно и дико смотрелся на фоне рыжих еще деревьев, которые, впрочем, тоже были частично покрыты белыми хлопьями.

Но поход было решено не отменять. Как выяснилось потом, желания в него идти сильно поубавилось у всех будущих участников, и каждый из нас, на самом деле, «скрипя сердце» согласился бы, разыгрывая сожаление и вздыхая, перенести мероприятие на более благоприятное время, если бы кто-то это предложил. Но никто такой идеи не выдвигал, а быть инициатором подобного «малодушия» никому, ясно дело, не хотелось, дабы не прослыть… скажем так, не очень смелым человеком.

Посему, утречком хмурого, не по-осеннему прохладного, если не сказать холодного, дня пятеро туристов ожидали на перроне прихода электрички. Поскольку погода совершенно не соответствовала сезону, оделись все-таки по-осеннему, лишь немного утеплившись и понадеявшись, что в течение дня потеплеет.

Без особых проблем и приключений добрались до Полевского, где предстояла пересадка на автобус. Часа полтора ждали этот самый автобус. За это время успели познакомиться  с местными аборигенами – двумя пареньками лет 17. Ребята были в легком подпитии, а на наш вопрос, бывали ли они на Азов-горе, ответили отрицательно. «Некогда – говорят – нам бухать надо!» - и смеются… И это местные… Жалко мне тогда их стало, и, почему-то, каждый раз, как вспоминаю эту историю, вспоминаю и о них. Как там сложилась их судьба…

Доехали в автобусе до контрольной точки, откуда дальше предстояло идти уже пешком. Вот здесь-то и почувствовали мы на себе, сколько на самом деле выпало снега. Все вокруг было бело, а высота снежного покрова местами была по колено. ЗИМА…

С трудом сдерживая переполняющие все существо эмоции, в таких «белоснежных» условиях, так и не добравшись до места, мы свернули с тропы, наскоро отыскали относительно подходящее место и остановились на ночлег. Уже смеркалось. Пока разбивали лагерь, ставили палатку, разводили костер было еще более-менее весело. Поужинали каши с тушенкой, попили чайку из котелка, попели песенки под гитару… Но все хорошее, к сожалению, быстро заканчивается. Причем раньше, чем хотелось бы. Быстро стемнело, костер уже догорал, и веселое настроение как-то быстро улетучилось.

Заметно похолодало. Термометра у нас не было, но минус был весьма ощутимый, особенно для октября. Ближе к полуночи девчонки уже пошли было в палатку спать, да быстро вернулись – спать в таких условиях, да еще без спальников, было совершенно невозможно, и лапник, предусмотрительно подстеленный под дно палатки, положения не спасал.

Спасал костер. Когда сидишь возле него, то, по крайней мере, одна половина твоего тела находится в относительном тепле. Вот сюда бы стул крутящийся, да так бы и сидел, крутился около огня, как дичь на вертеле. Но стула не было, а было лишь  старое корягообразное бревно, заменявшее нам скамейку.

Дабы хоть чуть-чуть согреться, костер старались разжечь побольше. Соответственно, и топливо на такой костер уходило больше – только успевай подбрасывай. Так и промаялись всю ночь. Девчонки жались поближе к костру, а мы, парни, за этим самым костром следили – мы с Колей практически непрерывно совершали вылазки в окружающий мрак пополнять запасы дров, а Леший следил за огнем и поддерживал его на должном уровне.

И заметил я, что поиск дров, да, особенно, их распил и накалывание на щепки согревают меня куда лучше, чем сам костер. Даже вспомнилась сказочка из детской книжки – «Мороз Красный нос и Мороз Синий нос», где богач в собольей шубе замерзал, а бедняку в дырявом полушубке жарко было. Не врет сказка. Примерно так оно и было. Пока дрова колешь – холода не чувствуешь, даже жарко немного. А как все бросишь, да у костра сядешь, так тут тебя мороз тепленького и прищучит. Мороз не велик, стоять не велит.

И вот этой-то, прямо скажем, нелегкой ночкой и свершилось маленькое событие, которое привело к большим последствиям и судьбоносным поворотам жизни сразу двух людей.

Итак, собираем мы с Колей дрова. Отошел я от костра, хожу, согнувшись в три погибели, сухие ветки собираю. Спина устала, поясница ноет, и решил я малость отдохнуть. Бросил на снег кучку собранного хвороста, распрямился, да поднял глаза к небу, потягиваясь. Ночь была ясная, на небе – ни облачка. А вокруг – темнота, хоть глаз выколи. И вот в этой-то темноте, как немного к ней привыкнешь да приглядишься, каждая звездочка на небе видна. И не так, как в городе, с его бесчисленными фонарями да светящимися окнами. Море, бесчисленное море маленьких звездочек от края и до края неба. Картина прекрасная и воистину завораживающая. Как говорил кто-то из великих, кажется, Кант: «Две вещи поражают меня до глубины души: звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас». И в эту минуту я не мог не согласиться с первой частью этого афоризма. Никого вокруг, никакой кричащей цивилизации, только я, маленький как песчинка,  и это огромное, прекрасное небо с миллиардами крошечных сияющих песчинок, в каждой из которых – целый мир!...

И вдруг боковым зрением я заметил справа легкое, едва уловимое движение. Словно короткая тонкая нить на ничтожную долю секунды разрезала черноту неба и тут же исчезла. Я повернул голову – ничего. Ну, думаю, уже глаза с непривычки устали, глюки начались. Еще через минуту – снова, теперь уже слева. Я сосредоточенно, не мигая, смотрю на небо. Вот еще, почти прямо по линии моего взгляда, вновь такая же черточка, на миг проведенная невидимым карандашом. Падающие звезды – осенило меня! Точно – падающие звезды. И как-то не хотелось вспоминать холодные теории о сгорающих в атмосфере Земли метеоритах. Хотелось наслаждаться красотой, загадывать желания и верить в чудо.

Надо еще сказать, что Оля, бывшая вместе с нами в походе, была для меня больше, нежели просто однокурсницей. Украдкой умиляясь ее миниатюрной красоте и почти детской непосредственности, я, что называется, неровно дышал в ее сторону. Еще не предпринимая на тот момент никаких действий, я лишь мечтал о том, что когда-нибудь наши судьбы будут связаны вместе.
И вот в этот момент, заворожено ловя взглядом падающие звезды, я захотел загадать желание не просто сам по себе, а рядом с Олей, держа ее руку в своей. Я сходил к костру, и, напустив таинственности, позвал ее на ту самую крошечную опушку, с которой наблюдал звездное великолепие, и предложил вместе ждать падающую звезду, заверив, что уже видел сегодня несколько.
И вот мы стоим. Вместе, держась за руки и задрав головы кверху. Небо таинственно мерцает над нами, такое близкое и такое недосягаемое. Походит минута, проходит другая – звезды не падают. Я уже хотел было заволноваться, как вдруг мелькнул уже знакомый едва уловимый прочерк где-то справа. Сердце не успело забиться сильнее – оно учащенно забилось уже после, но я успел загадать желание. Загадать даже не словами или яркой картинкой – за столь краткий миг и слова-то сказать не успеешь – загадать чувством, глубоким и искренним порывом юной еще души. И тут же сомнения – а был ли он, этот столь желаемый всполох света, или это почудилось уже  изрядно уставшим от пристального, почти без морганий вглядывания в бездну глазам. Мои сомнения развеяла Оля – она спросила, упала ли сейчас справа звезда, или ей показалось? Ну, думаю, двоим сразу показаться не могло.
- Была – говорю – а ты желание загадать успела?
- Вроде да… А ты?
- Ну и я вроде успел.
- А как ты думаешь, одна звезда может сразу два желания исполнить? – спросила Оля
- Не знаю – говорю – поживем - увидим. Можно еще одну подождать.
Но как мы ни вглядывались, толи звездный лимит на сегодня был уже исчерпан, толи глаза наши уже утомились и не успевали заметить новых исполнителей желаний, но больше в эту ночь падающих звезд мы уже не видели.

Я до сих пор не знаю, может ли одна звезда исполнять два желания. Но наши желания исполнились, потому что были они одинаковы – быть вместе, любить и быть любимыми. С тех пор прошло почти 20 лет, но мы с Олей неразлучны, и все время, пока мы вместе, Любовь никогда не покидала наших сердец и нашего дома.
А о той памятной ночи я сочинил стих Вот он:

Среди покрытых снегом сосен,
В объятой вечностью глуши
На яркий всполох звездных блёсен
Мечту ловили мы в тиши.

Во тьму закинув спиннинг взора,
Мы ждали тонкий краткий миг,
Когда средь звездного простора
Мелькнет в ночи желанный блик.

Из бесконечности вселенной
Звезда к нам в гости прилетит
И ради нас искрой волшебной
На миг лишь вспыхнет, и сгорит.

И за немой чертою мрака
Остался лес, Азов-гора
Лишь мы с тобою ждали знака,
Знаменья звездного пера.

Мы, взявшись за руки, стояли
Мечтаний двух единый лик,
Звезде беззвучно загадали
Одно желанье на двоих.

Одну Любовь, судьбу и счастье
И жизнь для нас двоих одну,
Одну мечту в лазурном платье,
И сон единый наяву.

Века минутных ожиданий,
Что в сердце мы перенесли,
Вселенной сбывшихся желаний
С лихвою вознаграждены.

Звездой, мелькнувшей в черном небе,
Подписан тайный манускрипт,
И тут же радостной ракетой
Взмывает ввысь душевный лифт.

И было ль то звезды всевластье,
Но каждый день я вижу вновь:
Оно пришло, простое счастье,
Земная светлая Любовь.

А до Азов-горы мы все-таки дошли на следующий день. Оказалось, мы разбили лагерь буквально в 100-150 метрах от нее. Символически посидев у заветной цели и спев парочку песен под гитару, мы отправились в обратный путь.
Лица троих путешественников были грустны и измучены бессонной холодной ночью, но по лицам двух оставшихся можно было понять, что пока тело бредет по колено в снегу, души их взлетели ввысь, к небу, и в неописуемом счастье парят в голубой лазури.

 

 

 

Проверь подлинность костюмов Биостоп! «Вооот» такая» распродажа! Почти 7 тысяч свердловчан пострадали от клещей с начала сезона
Теперь каждый покупатель продукции Биостоп сможет убедиться в подлинности товара. На товарном ярлыке продукции Биостоп появилась наклейка «Проверь подлинность товара». В преддверие наступающих праздников всем любителям активного отдыха на природе компания «Стоп Клещ» дарит скидку в размере 25 % на всю линейку костюмов «Биостоп»!   Акция пройдет с 19 декабря  по 28 февраля Наличие размеров уточняйте на сайте или по телефону (343) 385-000-7 Спешите, количество размеров ограничено!   По состоянию на 10 мая 2016 г. на территории Свердловской области зарегистрировано 6876  пострадавших от присасывания клещей, что в 1,4 раза выше аналогичного периода 2015 года (4926 сл.
Теперь каждый покупатель продукции Биостоп сможет убедиться в подлинности товара. На товарном ярлыке продукции Биостоп появилась наклейка «Проверь подлинность товара». В преддверие наступающих праздников всем любителям активного отдыха на природе компания «Стоп Клещ» дарит скидку в размере 25 % на всю линейку костюмов «Биостоп»!   Акция пройдет с 19 декабря  по 28 февраля Наличие размеров уточняйте на сайте или по телефону (343) 385-000-7 Спешите, количество размеров ограничено!   По состоянию на 10 мая 2016 г. на территории Свердловской области зарегистрировано 6876  пострадавших от присасывания клещей, что в 1,4 раза выше аналогичного периода 2015 года (4926 сл.