Меню

Вам спою про таракана что за печкою сидит

Четыре таракана и сверчок

Итальянская народная песня
Русский текст Роберта Виккерса

У дедушки за печкою компания сидит
И, распевая песенку, усами шевелит.
Поужинают дружно и ложатся на бочок
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Как-то на всю ораву яду старик добыл,
Всыпал за печь отраву, чтоб охладить их пыл.
Ночью он спал спокойно, утром полез за печь –
А там…

Весёлая компания по-прежнему сидит
И, распевая песенку, усами шевелит.
Сожрали с аппетитом ядовитый порошок
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Глянул мой дед сердито, и, перед тем как лечь,
Взял он и динамитом разворотил всю печь.
Утром старик задумал мусор убрать в углу –
А там…

Весёлая компания на камушках сидит
И, распевая песенку, усами шевелит.
Ужасный взрыв им хоть бы что – как лёгонький щелчок.
Четыре неразлучных таракана и сверчок!

Злою судьбою убитый, проклял весь белый свет,
Бежал до Антарктиды от квартирантов дед.
Прибыл на Южный полюс, открыл свой сундучок –
А там…

Под крышкою весёлая компания сидит
И, распевая песенку, усами шевелит.
Подмигивают весело: «Здорово, старичок!» —
Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Роберт Борисович Виккерс (31 июля 1931 года, Киев — 31 декабря 2000 года,
там же) — советский писатель, драматург, автор сценариев игровых,
документальных, научно-популярных и мультипликационных фильмов.
Создатель юмористического ежемесячника «Блин». Ведущий и редактор
развлекательных радиопередач «Труба» и «Смачного!». Автор около сотни
сценариев телевизионных передач (таких как первые «Голубой огонёк», «КВН»
и прочие). Соавтор (совместно с А. Каневским) каждой из программ Тарапуньки
и Штепселя, член Союза кинематографистов СССР (1975) и Украины. . .

Источник

Детские песенки — «Четыре таракана и сверчок»

Текст (слова) песни «Четыре таракана и сверчок»(распечатать)

У дедушки за печкою
Компания сидит
И, распевая песенки,
Усами шевелит.
Поужинали дружно
И ложатся на бочок
Четыре неразлучных
Таракана и сверчок.

Как-то на всю ораву
Яду старик добыл,
Всыпал за печь отраву,
Чтоб охладить их пыл.
Ночью он спал спокойно,
Утром полез на печь, а там.

Весёлая компания
За печкою сидит
И, распевая песенки,
Усами шевелит.
Сожрали с аппетитом
Ядовитый порошок
Четыре неразлучных
Таракана и сверчок.

Плюнул наш дед сердито,
И, перед тем, как лечь,
Взял он — и динамитом
Разворотил всю печь.
Утром старик задумал
Мусор убрать в углу, а там.

Весёлая компания
На камешках сидит
И, распевая песенки,
Усами шевелит.
Ужасный взрыв перенесли,
Как ласковый щелчок.
Четыре неразлучных
Таракана и сверчок!

Злою судьбой убитый,
Проклял весь белый свет,
Сбежал до Антарктиды
От квартирантов дед.
Прибыл на Южный полюс,
Открыл свой сундучок, а там.

Весёлая компания
Под крышкою сидит
И, распевая песенки,
Усами шевелит.
Подмигивают весело:
«Здорово, старичок!» —
Четыре неразлучных
Таракана и сверчок.
Четыре неразлучных
Таракана и сверчок!

Источник

БУЛАТ ОКУДЖАВА- ПРЕДАТЕЛЬ, МЕДЛЕННО ДУШИВШИЙ РОССИЮ.

Когда вдова барда Булата Окуджавы — Ольга Арцимович — была уволена с поста директора музея Окуджавы при реорганизации при вхождении частных музеев в состав Гослитмузея, тут же встрепенулись иудолибералы и начали визжать про «плевки в память известного барда».

Сегодня кто-то уже и не поймет, почему так возбудилась пятая колонна.

Поэтому я хочу рассказать правду о — «иконе шестидесятничества», «любимце Арбата» и «совести советской интеллигенции».

Свою автобиографическую книгу «Упразнённый театр. Семейная хроника» (Москва, 1995 г.), Окуджава начинает такими словами: «В середине прошлого века Павел Перемушев, отслужив солдатиком свои двадцать пять лет, появился в Грузии, в Кутаисе, получил участок земли за службу, построил дом и принялся портняжить. Кто он был — то ли исконный русак, то ли мордвин, то ли еврей из кантонистов — сведений не сохранилось».

Окуджава Владимир Степанович, террорист-анархист – дядя Булата Окуджавы, — который вместе с Лениным приехал в Россию из Германии весной 1917 года в запломбированном вагоне. Отец Окуджавы, как и его братья, был видным грузинским национал-сепаратистом. Грузия исключительно для грузин – это была их цель. После прихода к власти грузинские большевики перекрыли границы республики, запретив въезд не грузинам.

Уже в марте 1922 года рассылается телеграмма-манифест (за подписями Махарадзе и Окуджавы), в которой сообщается, что грузинки, вышедшие замуж за людей других национальностей, теряют грузинское гражданство. Началась массовая депортация армян, которых под конвоем вели на вокзал, сажали в вагоны для перевозки скота и вывозили за пределы Грузии.

Читайте также:  Молитва как избавиться от страданий

Одной Грузии им показалось мало, они решили, что Россию (РСФСР) следует раздробить на десятки мелких независимых территорий. Конечно, Абхазии и Осетии это не касалось, им – никакой автономии. Подобные идеи местечковых князьков широко поддерживались иудо-троцкистами, представляющими правящую большевистскую верхушку.

Что касается этого позорного «манифеста», то он затем цитировался Сталиным на XII съезде ВКП(б). Нужно ли удивляться, что в 1937 г. его авторы «получили по заслугам»?

«Булат» родился в Москве 9 мая 1924 года в семье коммунистов, приехавших из Тифлиса для партийной учёбы в Коммунистической академии.

Характерно, что при рождении мальчик был назван родителями Дорианом (по имени главного героя «Портрет Дориана Грея» — романа О.Уайльда о превращении талантливого юноши в порочное чудовище).

По собственному же признанию Дориана-Булата, названного «совестью интеллигенции», его мать зверствовала на Кавказе вместе с Кировым, отец был в той же команде, дослужившись до секретаря Тбилисского горкома партии. Позже, из-за конфликта с Берией, который уже выступил против «интернационал-большевиками», Шалва Окуджава в 1932 году обращается к Орджоникидзе с просьбой направить его на партийную работу в Россию, но в 1937 его все же репрессировали.

Впрочем, до ареста отец Окуджавы еще успел походить в «начальниках Нижнего Тагила» — став первым секретарем горкома партии этого уральского города, куда он и выписал семью. В городе они вселилась в просторный купеческий особняк — с личным дворником, который жил в подвале. Но хозяин города был «демократичен», поэтому иногда всё же разрешал дворнику послушать радио в «барской». Однажды тот сказал: «Я раньше у купца Малинина в дворниках служил. Хрен бы он меня радио слушать позвал бы. «

Одноклассница Б.Окуджавы вспоминала, «как появился в классе красивый, заметный Булат – “он ходил в вельветовой курточке”». Сын хозяина города. И вот уже 12-летний Булат звонит из школы в горком партии, требуя к подъезду сани, чтобы добраться до дома, до которого всего 300 метров. Мало кто знает, что в юности он ещё стрелял из пистолета в своего сверстника, но, как сыну первого секретаря горкома партии ему это сошло с рук. Пробив грудь, пуля прошла навылет, мальчик чудом выжил. Булата за это отправят на лето отдыхать в Грузию. Безнаказанность и вседозволенность в семье партийной номенклатуры появилась вовсе не в «застойные времена».

Впрочем, о зверствах родителей Окуджавы в стране не забыли. В 1937 году отец Окуджавы был арестован в связи с троцкистским делом на Уралвагонстрое. 4 августа 1937 года Ш.С. Окуджава и его два брата были расстреляны как участники заговора Троцкого.

Вскоре после ареста отца, в феврале 1937 года, мать, бабушка и Булат уехали из нижнего Тагила, но не в Грузию, где прекрасно помнили зверства матери Дориана-Булата — Ашхен Степановны Окуджавы, — а в Москву. Первое место жительства — улица Арбат, дом 43, кв. 12, коммунальная квартира на четвёртом этаже. Серьезное понижение социального статуса для кавказского мальчика-барчука. Впрочем, через год возмездие настигло и Ашхен Степновну, которая была арестована и сослана в Карлаг, откуда вернулась в 1947 году.

«. Учился я плохо. Курить начал, пить, девки появились. Московский двор, матери нет, одна бабушка в отчаянии. Я стал дома деньги поворовывать на папиросы. Связался с темными ребятами. Как я помню, у меня образцом молодого человека был московско-арбатский жулик, блатной. Сапоги в гармошку, тельняшка, пиджачок, фуражечка, челочка и фикса золотая». (Из беседы с Юрием Ростом. «Общая газета» № 17 (299) 1999, 24.04-12.05)

Да,его родила советская земля в лице человека, когда-то с тихим откровением запевшего про сапоги отца, которых он и в глаза никогда не видывал.

Окуджава, человек, который после расстрела своего отца большевиками, вступил в КПСС, а потом «вышел», когда большевиков, «якобы» понесли по кочкам, обезумевшие от борьбы с алкоголизмом глупые и обманутые московские пацаны.

Мальчик, который вышел из семьи партийных функционеров-большевиков не малого ранга. Скитавшийся с детства между Москвой и Тбилиси, но прижившийся в Москве.

Мальчик, который «проторчал» всего полтора месяца в прифронтовой полосе, как не пришей кобыле хвост без всяких обязанностей и дела и был «выселен» с фронта за «профнепригодность».

А потом без всякого смущения слонялся по киностудиям в роли «героя-фронтовика» и пел «Капли датского короля» и даже не смущался показаться в кадре рядом с настоящими фронтовиками. Раз так надо для искусства.

Он приветствовал расстрел Белого Дома в 1993 году.

Читайте также:  Шкив для культиватора крот 20мм

Я еще не забыл его рядом с Лией Ахеджаковой. До сих пор помню ее дрожащие губы в телевизоре:»Борис Николаевич, расстреляйте их всех, этих собак» — 1993 год, октябрь. Мерзость.

Гнойник «совести советской интеллигенции» для малопонимающей советской публики начал полностью вскрываться с 1993 года. «Я тоже был фашист, но только красный» — заявил Дориан-Булат о своём участии в Великой Отечественной. В чистом виде не воевавшим на передовой» во время Войны, Окуджава оказался весьма кровожаден к политическим противникам. Из интервью «Подмосковным известиям» от 11 декабря 1993 года: «- Булат Шалвович, вы смотрели по телевизору, как 4 октября обстреливали Белый дом?

— Всю ночь смотрел.

— У вас, как у воевавшего человека, какое было ощущение, когда раздался первый залп? Вас не передёнуло?

— …Я наслаждался этим. Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним не было. И может быть, когда первый выстрел прозвучал, я увидел, что это — заключительный акт. Поэтому на меня слишком удручающего впечатления это не произвело…»

Есть у Окуджавы, такой замечательный саморазоблачительный документ — книга «Я никому ничего не навязывал…»

Советую ее почитать.

Там Окуджава рассказывает о своих «преследованиях».

«Преследования» были такие: приезжает Окуджава из Калуги в Москву, обращается к работнику ЦК ВЛКСМ Искре Денисовой с просьбой устроить его на работу — и пожалуйста: получает место редактора в «Молодой гвардии», выпускает там сначала комсомольскую методическую литературу (борец с коммунизмом, ясный корень!), а затем поэзию народов СССР.

Затем — хлоп: и становится редактором отдела поэзии в «Литературке» и живет там припеваючи, поскольку должность эта была синекурой: «Я один сидел, маленькая комнатка у меня была, заваленная рукописями графоманов в громадном количестве. Но тогда я уже интенсивно писал стихи и песни, очень интенсивно. И от меня требовалось иногда — время от времени — в «Литературку» давать чьи-то стихи. Ну, когда приходили известные авторы, я брал их и отдавал в редколлегию, и они уже шли. Так что задача моя была — борьба с графоманами. — То есть, Вам приходилось отвечать на вопросы, принимать…— Нет, я принимал — и тут же выгонял. И всё. И ничего я не отвечал ни на какие вопросы. Но там мне было очень хорошо: во-первых, коллектив был прекрасный, ко мне очень хорошо относились, очень меня ценили за то, что я делал…» (Окуджава Б.Ш. «Я никому ничего не навязывал…» М., 1997. С. 20—21). Затем Окуджаву приняли в Союз писателей — и он ушел из «Литературки». Вполне благополучная судьба типичного советского интеллектуала. К 1985 г. у Окуджавы, по его словам, вышло в СССР, не считая множества журнальных публикаций, 7 книг стихов и 6 книг прозы (там же. С. 128).

«Преследуемый» Окуджава летом 1969 г. рассказывал, что он в течение 8 месяцев съездил за государственный счет в Югославию, Венгрию, Францию, ФРГ, Австралию и Индонезию (там же. С. 249). О самых свирепых своих «преследованиях» Окуджава рассказывал неоднократно.

Выглядело это так: однажды его пригласили в неназванную им «инстанцию» и попросили — понимаете, не приказали, а попросили! — не петь на концертах песню о Леньке Королеве. Но он не послушался и продолжал петь. И никаких «репрессий» не последовало. Но через три года Окуджава сочинил песню о дураках. Его опять пригласили в ту же инстанцию и жалобно так сказали: «Слушайте, есть же у вас замечательная песня о Леньке Королеве — зачем вам петь о дураках?» (там же. С. 32, 36). Вот и все «преследования».

Не случайно Окуджаве приходилось на своих вечерах выслушивать от аудитории такие вот замечания: «Вот вы стоите, такой самодовольный, благополучный, и ничего не пишете о язвах, которые существуют в нашем обществе» (там же. С. 33).

У Окуджавы, например, к 1985 г. вышли диски в США, Англии, Италии, Швеции, ФРГ, Франции, Японии. Это хорошие деньги. Несколько миллионов не рублей. Так обычно платят агентам влияния, чтоб скрыть факт сотрудничества и предательства.

13 июня 1997 года Окуджава умер в парижской клинике. Незадолго до конца он написал стихотворение на день рождения Анатолия Чубайса, которое было обнаружено в больнице вдовой Булата Шалвовича Ольгой. Последнее стихотворение Окуджавы было переправлено вместе с поздравлениями Чубайсу 16 июня, в день его рождения.

Источник

«Четыре таракана и сверчок». Забытая песенка. Кто её исполнители

«Весёлая компания за печкою сидит,

Читайте также:  От кого появились кроты

И распевая песенки усами шевелит.»

Это именно та самая шуточная детская песня, которую пели вполне себе взрослые дяди и тёти вполне сёрьезно и по телевидению и по радио.

Было это в далёкие времена теперь уже, когда деревья были тоже все далёкие и большие.

Оказывается в те времена эту песню, чей русский текст написал в начале шестидесятых годов прошлого века киевлянин Роберт Борисович Виккерс, писатель и драматург,сценарист игровых фильмов, род.1931 году. Музыка была взята та же — итальянских композиторов. Так как песенка изначально была итальянской.))

В те времена оказывается тоже было модно перепевать что-то заимствованное с «запада» и переделанное (почти по Киркоровски, как нынче).

Квартет «Аккорд».

Первыми исполнителем этой песни в 1966г. стал известнейший в те времена квартет «АККОРД».

Правда в записи исполнения (тогдашнего клипа — а по-простому «видеосюжета» песни) солировал лишь один из «аккордовцев»- Владислав Лынковский, но ему подпевали четыре симпатичных девушки и ещё одна -изображавшие именно этих «тараканов» и «сверчка». Получилось всё очень забавно и трогательно.

«У дедушки за печкою компания сидит,

И распевая песенки усами шевелит.
Поужинали дружно и ложатся на бочок
Четыре неразлучных таракана и сверчок!» —

так начиналась эта забавная песенка.

Квартет оказался долго живущим на сцене. он просуществовал начиная с 1960 года.по 1988 год, когда Зоя мясникова переехала к дочери в Америку. И «Аккорд» выступал, вплоть до пенсионного возраста своих исполнителей!

Правда Владислава Лынковского в 1974 году из-за проблем с алкоголем заменили на более покладистого Юрия Александрова.

Но всё равно -это был очень долгоживущий на сцене ансамбль.

Валентина Дворянинова

Валентина родом из Брянской области,но это ни о чём не говорит. Её отец был пограничником и семья много переезжала по стране. Валя родилась в 1928 году. А в 1947 году приехала на учебу в Москву и поступила в музыкальное училище при консерватории.
У Валентины был прекрасный исполнительский голос сопрано.

Её вскоре приняли, после селекционного отбора, в хор Большого театра. Но потом её переманил к себе в оркестр известный джазовый инструменталист Олег Лундстрем, где Валентина выступала в качестве солистки в течении семи лет , вплоть до 1963 года.

После 1963 года Дворянинова стала солисткой Москонцерта, Для неё писали песни известные композиторы тех времён: Я.Френкель, А.Эшпай и А.Петров.

Валентина активно сотрудничала с ними и исполняла много новых мелодий.

Именно Дворянинова является первой исполнительницей такой детской колыбельной, как «Спят усталые игрушки.»

Так как Валентина исполняла много детских песен, то и песенка про «друзей тараканов и сверчка» тоже вошла в её репертуар. И надо отметить.что исполняла эту песню Дворянинова своим проникновенным голоском очень хорошо.

Владимир Макаров

Владимир Макаров родом из Тульской области(род. 1932 г), пением увлекся по странному стечению обстоятельств. В восемнадцать лет он был осужден за кражу и отбывал срок с 1950 года на Колыме. Там он познакомился и подружился с другим заключённым — Эдди Рознером (джазист, композитор,аранжировщик), и стал выступать в его ансамбле.

После освобождения Макаров работал в Донецке певцом, и далее трудился в качестве солиста Северо-Осетинской филармонии где набрался опыта в творчестве,а после вернулся в Тулу , и стал петь в Тульской филармонии. В 1966 году его заметили — он стал лауреатом 1-го Всесоюзного конкурса артистов в Москве!
И уже в следующем году он стал работником Москонцерта.

Владимир Макаров успешно исполнял такие ставшие известными песни, как «Последняя электричка» и «Песня о друге».

Когда создатели мультфильма про тараканов и сверчка сделали свою анимацию, то они решил что звуковым сопровождением к мультику будет исполнение весёлой песенки именно голосом Макарова.

И потому мультик получился забавным и непритязательным, вместе с озвучкой и хорошими отрисовками исполнителей главных ролей!)) (см. заглавную фото)

Источник