Меню

Заговор чтобы избавиться от депрессии

Заговор чтобы избавиться от депрессии

Навязчивый невроз – психическое расстройство, при котором у больного возникают навязчивые мысли и действия. Он стремится избавиться от неконтролируемых мыслей (обсессий) с помощью специальных ритуалов — компульсий. Навязчивые мысли вызывают у человека тревогу и страх ввиду своей негативной окраски. Сам больной совершает безуспешные попытки избавиться от обсессий, тем самым лишь усугубляя болезнь, зацикливаясь, замыкая мысль «в кольцо». Навязчивый невроз доставляет больным существенный дискомфорт. Невылеченное вовремя заболевание способно дополнительно привести к развитию других психических расстройств. Иногда происходит так, что навязчивый невроз проявляется в клинической картине шизофрении в качестве начального этапа, при депрессии, нервной анорексии.

Навязчивый невроз может быть основан преимущественно на обсессиях (мыслях, воспоминаниях), компульсиях (многократно повторяющихся ритуалах), а также на фобиях (страхах). Мысли воспринимаются больным критически, чужеродно. Они способны вызывать отвращение, страх и появляются бесконтрольно. В попытке избавиться от тревоги и страха, что может произойти что-нибудь плохое, больной выполняет различные ритуалы. Среди них бесполезный счет (ступеней, вагонов), зацикливание мелодии, мытье рук, проверка газа, света, дверей и т. д. Тяжелобольные люди могут тратить на ритуалы весь день, так и не выйдя из дома. Чаще всего больные навязчивым неврозом обладают высоким уровнем интеллекта, поскольку возникновение обсессий требует особой, сложной модели мышления.

Распространенные виды навязчивого невроза:

  1. Страх причинить вред своим близким. Например, если рядом нож, больной может думать о том, что способен взять его и порезать кого-то, поэтому всячески избегает контакта с острым предметом. Это лишь один из множества случаев. Среди самых распространенных — страх убить собственного ребенка или домашнее животное, переехать кого-либо на автомобиле, напасть на прохожего, прыгнуть с высоты.
  2. Страх причинить вред самому себе. Больного постоянно пугают мысли о нанесении себе увечий. Например, прыгнуть с высоты, утонуть, порезать себя, отрезать конечность.
  3. Сексуальные обсессии. У больного возникают откровенные навязчивые мысли, а также образы о насилии и надругательстве, которые доставляют ему сильный дискомфорт и вызывают мощный приступ тревоги и страха.
  4. Страх загрязнения. Классический пример такого навязчивого невроза – постоянное мытье рук. Больной может уделять процедуре огромное количество времени, повторяя ее снова и снова.
  5. Религиозные обсессии. Навязчивые мысли, в которых больному представляются ужасные, отвратительные сцены с участием Бога, святых. Некоторые больные испытывают страх перед посещением храмов, поскольку боятся не сдержаться и выругаться там, отчего сильно стыдятся и замыкаются в себе. Больной также может представлять себе религиозные сцены сексуального характера.
  6. Стремление к упорядочиванию, систематизации окружающего «по-правильному» с точки зрения больного.
  7. Суеверность.

Стоит отметить, что больным навязчивым неврозом обсессии доставляют дискомфорт, вызывают страх и тревогу и воспринимаются чуждыми личности. При этом, в отличие от бреда, у больного сохраняется критическое отношение к мыслям, образам и действиям. Человек вынужден мучиться, совершая бесполезные ритуалы, чтобы избавиться от тревожности. Такое поведение только усиливает расстройство, заставляя больного все больше зацикливаться на его предмете. Так, человек, который боится убить кого-то ножом, вскоре начнет избегать всех острых предметов, а моющий руки по четыре раза может проделывать этот ритуал десятки раз.

Лечение навязчивого невроза

Чаще всего многие больные стыдятся, боятся своих мыслей и бессмысленно мучаются долгие годы, откладывая визит к врачу. В итоге это может привести к хроническому течению заболевания, которое тяжело лечить. Поэтому первый совет, если вы страдаете от негативных чуждых вам мыслей, мучаетесь от приступов тревоги и страха и совершаете различные ритуалы, попытайтесь, несмотря на сложность, набраться сил и обратиться к врачу. Психотерапия в совокупности с медикаментозным лечением невроза навязчивых движений и мыслей дает отличные результаты.

Помимо этого вы можете:

  1. Признать, что это болезнь. Не смириться, но понять, что она требует лечения так же, как, к примеру, воспаление легких. Осознать, что вы больны, – главный ключ к успешному лечению.
  2. Как правило, навязчивый невроз имеет первопричину. Это стресс-фактор, некоторая психотравмирующая ситуация. Выявить ее самостоятельно затруднительно, поэтому вам на помощь придет психотерапия.
  3. Несколько снизить уровень тревожности можно, самостоятельно провоцируя навязчивую мысль. Таким образом, сталкиваясь с пугающим образом все чаще и чаще, вы можете «притупить» негативную симптоматику в виде страха и тревоги.
  4. На самом деле люди, которые больны навязчивым неврозом, страдающие от ужасных дурных мыслей, в реальности добры и нравственны. Именно по этой причине они часто переживают из-за негативных религиозных и сексуальных обсессий. Помните об этом.
  5. Не бойтесь выражать свои мысли на бумаге. Попробуйте оценить, какие ваши опасения реально опасны, а какие – всего лишь плод заболевания. Со временем вы поймете, что причин для беспокойства на самом деле нет.
  6. Визуализируйте свой страх, свои переживания в виде образа человека и вызовите его на диалог. Расспросите его о причине болезни как бы отстраненно. Вы поймете, например, что навязчивая мысль убить домашнее животное или ребенка – лишь результат вашей заботы, опеки и большой любви.

Наконец, помните, что навязчивый невроз успешно лечится и своевременное обращение за помощью увеличивает благоприятный исход комплексной терапии.

Источник

Лечение навязчивостей

Психиатрию нередко «мистифицируют», в результате чего лечение психических заболеваний представляется большинству чем-то крайне неординарным, неизвестным и сложным. И очень часто именно так и получается: процесс лечения психиатрических больных, действительно, вызывает массу проблем и затруднений.

Психиатр – такой же врач, как и терапевт, кардиолог, ЛОР и др.

В обществе сложилось очень специфическое отношение к психиатрии, и оно безосновательно и даже нелепо. Лечение у врача-психиатра, к огромному сожалению, порицается людьми, считается постыдным и часто скрывается от родных и близких.

Важно понять, что терапия психических заболеваний – это обычное лечение необычной болезни. Сейчас отличий между принципами лечения в психиатрии и, допустим, в терапии, осталось не так уж много (хотя некоторые «непривычные» процедуры все еще применяются).

Человек не должен бояться визита к психиатру сильнее, чем визита к терапевту, кардиологу или ЛОРу. Это, во многом, является залогом психического здоровья населения. Давайте рассмотрим, что может представлять собой консультация у врача-психиатра на примере невроза навязчивых состояний, лечение которого очень актуально в силу широкого его распространения.

Что такое невроз навязчивости, и нужно ли его лечить?

Главная цель лечения – это максимально улучшить качество жизни больного. Если болезнь мешает жить, то лечить ее, определенно, нужно. Мешает ли нормальной жизни невроз навязчивости? Чтобы это понять, нужно выяснить, что принято понимать под этим термином.

Навязчивость – это появление у человека мыслей или действий, которые воспринимаются им как нечто чужеродное. Человек не может избавиться от них: навязчивости заставляют его выполнять те или иные действия, становясь при этом причиной изнуряющего психического дискомфорта.

Читайте также:  Братство кольца перевод муравьев

Проявления невроза навязчивости

Наиболее распространенное проявление невроза навязчивости – страх, который очень сложно, а иногда практически невозможно побороть. Фобии сильно затрудняют социальные контакты, работу и все прочие аспекты жизни.

Другой вариант невроза – это, собственно, навязчивые мысли, которые человек не может «прогнать» из своей головы. Эти мысли мешают обучению, концентрации внимания и сильно утомляют больного. Важный критерий: человек с неврозом навязчивости никогда не реализует свои мысли. Последний вид – компульсивный. Он проявляется навязчивыми движениями, излишней ритуальностью.

Примеры невроза навязчивости

Очень просто рассказать суть этого явления на примерах. Допустим, вы верите в то, что перед тем, как покинуть дом, смотреться в зеркало нельзя. Однако случайно взглянув в зеркало, вы все равно уйдете из дома, не придав этому большого значения.

Или, к примеру, черная кошка на дороге не заставит вас перенести свои дела: возможно, вы немного обеспокоитесь, но вскоре забудете об этом. Человек с компульсивными навязчивостями, посмотрев в зеркало, закроет дверь на засов и останется на весь день дома, а, встретив черную кошку, отправится в аптеку за успокоительными лекарствами.

Как видите, невроз навязчивости сильно затрудняет жизнь больного. Значит, можно сказать уверенно и определенно: это заболевание обязательно нуждается в лечении, причем лечение должно быть профессиональным и полноценным.

Лечение невроза навязчивости

Мы выяснили, что представляет собой это расстройство, в чем его опасность. Вернемся к основному вопросу: как лечить невроз навязчивых состояний? Вариантов здесь несколько. Лучше всего комбинировать их, если это возможно, ведь именно таким образом можно достичь наилучшего результата.

Вот что есть в «арсенале» психиатра для больных с неврозом навязчивости:

— антидепрессанты различных типов и поколений;
— средства, нормализующие настроение (нормотимики);
— психотерапия.

Теперь рассмотрим каждый из этих пунктов более подробно.

Антидепрессанты

Антидепрессанты – группа препаратов, влияющих на некоторые активные вещества в головном мозге. Изменяя баланс этих активных веществ, и по-разному действуя на одно и то же вещество, антидепрессанты изменяют скорость и ориентацию многих психических процессов, настроение и общее состояние.

В лечении невроза навязчивостей антидепрессанты занимают центральное место, потому что только они могут вернуть человеку возможность нормального общения и полноценной социализации. Правильный прием антидепрессантов гарантирует длительную ремиссию без рецидивов. Иногда курса лечения (разумеется, комбинированного) достаточно для того, чтобы человек на всю жизнь избавился от невроза.

За последние годы антидепрессантов стало достаточно много: были синтезированы принципиально новые вещества, имеющие меньше побочных эффектов, более безопасные и эффективные. Старые препараты постепенно уходят из практики психиатров (хотя и остаются в практике врачей других специальностей). Маловероятно, что психиатр назначит вам амитриптилин или подобное ему средство: сейчас доступны намного более действенные вещества, использование которых дает стойкий, хороший результат без риска повторных обострений или неудачного лечения.

Наибольшей популярностью пользуются антидепрессанты, влияющие на рецепторы к серотонину. Эти лекарства не вызывают лекарственной зависимости и имеют относительно немного противопоказаний. Один существенный минус данной группы лекарственных средств: в первую неделю лечения практически все больные жалуются на сильную, изматывающую тошноту.

Нормотимики

Нормотимики – это препараты, применяемые для коррекции настроения: они обеспечивают его стабильность, устойчивость и постоянство. Интересно, что нет ни единого препарата, который относился бы именно к этой группе и был создан только для нормализации настроения. Все подобные лекарства (даже древний препарат из солей лития) изначально имели другое предназначение, а нормотимический эффект – своего рода, приятный бонус.

Если человек страдает навязчивым неврозом, лечение его обязательно будет включать средства, нормализующие настроение. Как и антидепрессанты, нормотимические средства влияют на основные звенья патогенеза невроза навязчивостей, а их комбинация считается наиболее результативным методом лечения.

Чаще всего используют карбамазепин и его производные. Данный препарат еще применяется для лечения эпилепсии (причем, разных ее видов), но кроме противосудорожного эффекта, карбамазепин оказывает также выраженное нормотимическое действие. К слову, карбамазепин – это вещество, которое было синтезировано из сильного антидепрессанта. В какой-то степени это объясняет подобное действие и высокую эффективность в лечении навязчивых мыслей и, в особенности, навязчивых движений (компульсий).

Психотерапия

Один из важнейших аспектов лечения навязчивостей – это психотерапия. Возможно, вы заметили за собой страх или навязчивые мысли или, может быть, вы наблюдаете навязчивые движения у своего ребенка, обратитесь к психиатру. В данной ситуации показана индивидуальная психотерапия.

Наиболее распространенное направление – это поведенческая психотерапия, основанная на нейролингвистическом программировании или «телесной» ориентации. Ведь в каком-то смысле навязчивости представляют собой расстройства поведения, поэтому лечение должно быть направлено на него же. Поведенческую психотерапию можно комбинировать с суггестивной психотерапией (как одиночный метод лечения ее применяют редко).

Суггестия – это то, что называют «внушением». Данную методику проводят, как правило, после предварительной подготовки: человек погружается в состояние медикаментозного или естественного сна, гипноза и т.д. Иногда практикуется суггестия с бодрствующим человеком, который должен быть, конечно, спокоен и расслаблен. Такого состояния легче всего добиться седативными средствами, хотя опытные психотерапевты могут обойтись и без них.

Лечить невроз навязчивости у психиатра – безопасно и эффективно

Вот примерная схема лечения невроза навязчивых состояний. Здесь нет инсулиновых ком, электросудорожной терапии или охлаждения ликвора. Только достаточно мягкие лекарства и строго индивидуальная, аккуратная психотерапия. Неврозы, как правило, удается вылечить. Для этого нужно лишь вовремя обратиться к врачу, отбросив все привычные социальные предрассудки.

Поверьте, это не страшно.

Также рекомендуем прочитать статью о предродовой депрессии .

Источник

Рассказ женщины, которая пережила депрессию, панические атаки, пищевое расстройство и попытки суицида

Рассказ пациентки, которая больше тридцати лет не могла получить помощь и справиться с психическим нездоровьем.

Про вину за отношения родителей и панические атаки

Как говорят психологи и психотерапевты, многие проблемы тянутся из детства. Я не стала исключением, поскольку моя семья была и является очень неспокойной. Отношения между родителями были похожи на садомазохизм. Все, что происходило, я принимала на свой счет — брала на себя всю эмоциональную нагрузку и пыталась разобраться, что не так, что происходит.

С раннего детства были приступы. Я просыпалась в страхе, с учащенным сердцебиением и думала, что умираю. Однажды даже вызывали скорую. Потом уже я поняла, что это были панические атаки.

Когда уезжала на дачу к бабушке, которая жила далеко от родителей, становилось спокойнее, и я приходила в себя. А потом все опять возвращалось, депрессивное состояние, апатия. Так я жила и росла.

Про недовольство своей внешностью, диеты и срывы

В подростковый период любой подросток, мальчик или девочка, начинает меняться, и его начинает что-то раздражать. Это случилось и со мной. Меня перестала устраивать моя внешность.

Читайте также:  Домашние животные хомяк крыса

У меня не складывались отношения с молодыми людьми, а мне очень хотелось общаться и нравиться всем. Реклама по телевизору показывала девушек с прекрасными фигурами, идеальными лицами и зубами. Я думала, что нужно изменить внешность — тогда я стану популярной и привлекательной, и со мной захотят общаться.

Я ничего лучше не придумала, как начать худеть. Я вообще не была толстой, скорее субтильной и даже с недобором веса. 55 кг для моего роста — это адекватный вес, но я все равно боялась. Страх «быть жирной» остается со мной до сих пор.

55 кг для моего роста — это адекватный вес, но я все равно боялась. Страх «быть жирной» остается со мной до сих пор.

Начала худеть с одного яблока в день. Потом отказалась от пищи. Сил не было. Похудения происходили в течение долгого времени и сменялись приступами булимии. То есть сначала ты ничего не ешь, а потом «нажираешься» как хрюшка. Пище уже некуда деваться, она уже не помещается, но ты ешь. Мозгом понимаешь, что надо остановиться, но насыщение не наступает. Ешь все без разбора, пока не лопнешь.

К приступам примешивалось чувство вины. Нелюбовь к себе обернулась ненавистью и самоуничтожением. Я хотела одного — похудеть, а получила обратный эффект.

Про первый опыт лечения у психиатров

Этот период пришелся на момент окончания техникума. Надо было идти в большое плавание, устраивать жизнь, думать, кем быть. А получилось так, что я хотела только одного — стать совершенной. Это было самоуничтожение в прямом и переносном смысле, физически и морально, смешанное с чувством вины, затяжная депрессия. Мое некрепкое здоровье стало еще хуже.

В самый пик было очень плохо, и я попросила о помощи. Через диагностический центр в Крылатском меня направили в стационар НЦПЗ РАМН. Я ревела, у меня были истерики, и я согласилась на лечение в психиатрическом стационаре, главное побороть депрессию.

Для родителей это решение стало шоком, и они отдалились. Как это так? Твой родной ребенок — псих? Обвиняли меня и бабушку. Помочь мне выйти из депрессии? Об этом не было и речи!

Хотелось совсем другого. Хотелось, чтобы мама обняла и сказала, что все будет в порядке. Но этого не происходило. У папы и мамы были истерики, мы почти перестали общаться.

Хотелось, чтобы мама обняла и сказала, что все будет в порядке. Но этого не происходило. У папы и мамы были истерики, мы почти перестали общаться.

Я легла в психиатрическую клинику примерно на три недели. Чтобы справиться с депрессией, мне назначили медикаментозную терапию и разговоры с психологом.

Медикаменты были достаточно жесткими, а ведь я почти ничего не ела. На истощенный организм, наверное, это оказало еще больший эффект. Жить на таких препаратах было невозможно, я перестала что-либо соображать. Более спокойной я не стала, улучшений не было.

Я не признавала свою ответственность, самоуничтожение и то, что это вызвано моими экспериментами с весом. Я винила кого угодно. Я винила родственников за то, что испортили мне психику, но не задумывалась, что тоже имею к этому прямое отношение. Я могла только плакать и ничего не могла объяснить. Я не понимала, как выбраться из депрессии. Работа с психологом ничего не дала.

Я поняла, что надо выписываться, потому что не видела эффекта. Врачи сказали принимать лекарства после выписки, еще очень долго, потому что заболевание так просто не проходит. Я не придала этому значения и перестала пить лекарства в один день. Решила, что смогу самостоятельно справиться с депрессией. Это был новый шок — думаю, наркоманские ломки примерно такие же. Я не знала, что делать, чтобы стало лучше. Это были ужасные, убийственные ощущения, когда тебя крутит и выворачивает наизнанку, и ты куда-то проваливаешься.

Я не придала этому значения и перестала пить лекарства в один день. Это был новый шок — думаю, наркоманские «ломки» примерно такие же.

Здоровье не улучшилось, отношения с родными не улучшились. Я жила с родителями. Работала в зоомагазине продавцом. До этого я закончила техникум, потом поступила в институт.

Про депрессию и попытки суицида

В период депрессии нет сил даже почистить зубы или сходить в туалет. Не то, что нет стимула — нет сил. То есть, ты не только эмоционально истощен, ты еще физически истощен. Я не знаю, как это все происходит, но просто как будто все соки высосаны. Это была тяжелая депрессия. Максимум, что можно делать — это лежать целыми днями, бесконечно можно лежать. Просто, реально, лежать и тыкаться в телефон, бессмысленно копаться в интернете. Читать можно тоже, кстати. Но, соответственно, вся литература, вся музыка, все то, что вокруг, все это такое депрессивное и унылое, потому что радоваться не хочется совсем.

У меня было две попытки суицида. Первый печальный опыт случился в подростковом периоде, когда начались изменения. Вторая попытка случилась, когда я стала жить самостоятельно. Это было не так давно, может быть лет семь назад.

Я это ощущение называю «погружение». Как будто ты уходишь глубоко-глубоко на дно. Ты видишь все, что происходит, но ты не можешь взаимодействовать, контактировать, пережить депрессию и подняться самому очень-очень трудно.

Я это ощущение называю «погружение». Как будто ты уходишь глубоко-глубоко на дно. Ты видишь все, что происходит, но ты не можешь взаимодействовать, контактировать, и подняться самому очень-очень трудно.

Про поиски врача

Я пробовала обращаться к различным специалистам, искала способы преодоления депрессии. Решила «блин, умереть — я не умираю, жить — я не живу, надо что-то с этим делать».

Я обращалась к неврологам. Невролог выписал антидепрессанты, которые помогли бороться с депрессией, дали определенный период ремиссии. Но после отмены все стало постепенно возвращаться.

Пробовала обращаться по месту жительства, в психиатрический диспансер. Чаще всего психиатры назначают нейролептики — достаточно тяжелые препараты. Они не задаются вопросом, что же стало первопричиной, как помочь человеку выйти из депрессии?. Они как-то глубоко не ищут. Поэтому я боялась обращаться туда дальше.

Вызывала врача на дом. Врач такая: «Да, вам там херовенько. » Ну, я, конечно, понимаю, но что делать?

Вызывала врача на дом. Врач такая: «Да, вам там херовенько. » Ну, я, конечно, понимаю, но что делать?

Эксперименты со здоровьем не прошли зря. Я получила редкое аутоиммунное заболевание. Выявить его непросто, потому что оно маскируется под другие заболевания: под астму, бронхит. Периодически я попадала на скорой в больницу, потому что не могла дышать. После отмены лекарств все возвращалось заново. В последний раз я попала в больницу с гемоглобином в 37 (норма гемоглобина для женщин 120–140). Долго искали, где-то месяц. Столько крови для анализов не брали никогда. Все-таки выявили, что это аутоиммунное заболевание. Начали давать большие дозы гормонов, и меня разнесло с 55 до 80 кг.

Читайте также:  Как избавится чувства собственности

Моим лечащим врачом была ревматолог, которая мне сказала: «Слушай, я не знаю, как и что ты будешь делать, но ты должна найти психотерапевта. Не психолога, ты должна найти психотерапевта! Как это будет, я не знаю».

Я прислушалась. Началась моя борьба с депрессией. Собрав всю силу воли, что у меня была, в кулак, нашла адрес частной клиники, узнала, как она работает. Это было далеко для меня, потому что я жила в Лобне, а «Альянс» находился где-то в Беляево. Без записи я приехала в «Альянс». Спросила, есть ли специалист, который может принять прямо сейчас. Мне, мол, очень надо. Вызвали Нино Анатольевну.

Нино Анатольевна приняла меня, внимательно выслушала. Подробности разговора я не помню. Но, скорее всего, я рассказывала, что все очень плохо, и я не знаю, как побороть депрессию и апатию. Конечно, хотелось, чтобы мне дали чудодейственную таблетку, и все это прошло мгновенно. Но так не случается.

Конечно, хотелось, чтобы мне дали чудодейственную таблетку, и все это прошло мгновенно. Но так не случается.

После первого сеанса никакого окрыления, никакого воодушевления, никакой радости я не почувствовала. Но я поняла, что это надо. Я не знала, что ожидать от специалиста, потому что мы не были знакомы, и как будет проходить психотерапия. Но я согласилась, и надо было идти дальше, избавиться от депрессии — вот что я знала. Как это будет, хорошо или плохо, я не знала. Внутреннее сопротивление, конечно, было. Но что-то толкало меня вперед.

Я начала заниматься с Ашмейба Нино Анатольевной. Наши встречи происходили в форме беседы. Я ожидала чего-то, я хотела чуда. Просто, чтобы прямо взяли все мои горести, печали, и исцелили меня, подсказали, как помочь себе при депрессии. Вот чего я хотела. Нино Анатольевна сказала: «Нет, дорогуша, придется поработать с собой!» Ну, она не так сказала, но я поняла, что наши встречи будут проходить именно так. Внутреннее сопротивление сохранялось. «Блин, как это так? Что это? Я не понимаю, как это все работает».

Про задания психотерапевта, которые оставили самое яркое впечатление

На одном из сеансов Ашмейба Нино Анатольевна дала мне вязаного котика. Сказала: «Вот это ты, в детстве, в подростковом периоде. Ты должна сказать все самые теплые слова. Что бы ты хотела сказать? Как бы ты себя поддержала?» Это было сложно. Простые слова сложно сказать самой себе. Нино Анатольевна дала понять, что это ненависть к самой себе, которая была сформирована с детства. Ненависть выросла вместе со мной, она никуда не делась и разрушала меня изнутри. Самокопание, самоуничижение.

Эта ненависть является большой разрушающей силой, и разрушает не только тебя, но и твое окружение. То есть все, что вокруг происходит, конечно же, будет казаться отвратительным. Мне надо было принять себя. Надо было как-то полюбить себя, начать уважать себя. За то, что я толстая, несовершенная, психически неуравновешенная, какая-то не такая; за то, что я не нравлюсь людям, как я думала.

Еще одним заданием, которое дала Нино Анатольевна, было купить крем и мазать себя с любовью. Самое простое задание, но как начать прикасаться к себе с любовью? Когда ты ненавидишь себя, когда ты жирный, ты прячешь все свое тело. Неприятно дотрагиваться. Ты прячешь все это, особенно когда наешься. Даже неприятно прикасаться к себе. А тут надо мазаться кремом. Крем я купила и мазалась, но, конечно, без особого рвения и особой любви. Я делала это через силу. Не очень часто и не настолько идеально, как это было возможно, но я старалась.

Еще одним заданием, которое дала Нино Анатольевна, было купить крем и мазать себя с любовью. Самое простое задание, но как начать прикасаться к себе с любовью?

Про жизнь сейчас и планы на будущее

Состояние стабилизировалось. Я не помню, на каком конкретно моменте я почувствовала, что стало лучше. Постепенно, шаг за шагом все ушло, все негативное. Стало спокойно. Я смогла избавиться от депрессии. Я радуюсь жизни. Много эмоций.

Не одна я радуюсь жизни. То, что происходит вокруг, тоже заряжается тем, что идет изнутри. Я заметила, что люди меняются, мои отношения с окружающими, и все удается.

Сейчас мне тоже приходится принимать антидепрессанты — поддерживающая дозировка. Ашмейба Нино Анатольевна объяснила, что их нужно принимать более длительное время, возможно и всю жизнь. Никто этого не может сказать.

Я могу сказать, что психотерапия при депрессии и лечение не решает всех проблем, но помогает открыть глаза и дает направление, куда идти дальше. Мое состояние было похоже на замкнутый круг, когда ты не видишь выхода. А здесь тебе показывают — вот, пожалуйста, дверь открыта, тебе надо идти туда. Но как ты пройдешь — это уже будет зависеть от тебя. Тебе помогают идти. Основная работа — это работа с собой.

Мое состояние было похоже на замкнутый круг, когда ты не видишь выхода. А здесь тебе показывают — вот, пожалуйста, дверь открыта, тебе надо идти туда. Но как ты пройдешь — это уже будет зависеть от тебя.

С декабря 2018 я перебралась жить в Италию. 25 февраля у меня будет свадебная церемония. Свадьбы большой не будет, все будет достаточно скромно. Но я выхожу замуж. Я живу в пригороде провинции Турина. Не в квартире, мой жених купил дом с садом. Общение с природой, свежий воздух и, наверное, все то, о чем мечтают многие люди.

Когда меня в подростковом возрасте спрашивали: «А когда ты выйдешь замуж?», я говорила: «Никогда! Ни-ког-да!» Отношения с молодыми людьми и затем с мужчинами у меня не складывались. Чаще всего я боялась и бежала от отношений. За 37 лет жизни у меня никогда не было длительных отношений. И вот сейчас случились первые глубокие и обдуманные, серьезные отношения. Это ново, это необычно, и мне это нравится.

Источник